boethia: (Default)
если я вдруг исчезну...

3 авг, 2006 at 8:51 AM


А если я вдруг исчезну,
Ты будешь меня искать?..
Но если я не воскресну,
То стоит ли умирать?..

А если я онемею,
Ты вспомнишь мои слова?..
Я многого не умею,
Но я все еще жива...

И если руки застынут,
К тебе я приду теплом...
Наш дом, что теперь покинут,
Не стоит сдавать на слом.

Все будет предельно честно.
Утонет печаль в вине...
Но если я не воскресну,
Ты будешь скучать по мне...

(c) [livejournal.com profile] aucubagold

***

6 Jul 2012 22:13
boethia: (Default)
как ты пойдёшь по грибы да по ягоды, а меня не возьмёшь с собой,
как жухлые васильки лягут в твоё лукошко, почив молодыми;
всё так глупо и просто: то, что мы называем судьбой,
мы еще называем воздухом, светом, дымом,
непреложной истиной,
повседневностью,
красотой.

вот мы встаём ни свет ни заря и идём, оглушённые, оглашенные,
вот кидаем в дорожную сумку нехитрое барахло;
оказалось, чтобы любить тебя, мне не нужно твоё разрешение,
за мной оставлено право транжирить своё тепло:
готовить на нём обед,
плавить металл,
выдувать стекло,

нагревать огромный купол, улетать навсегда налегке
отсюда, где я так никого ни от чего и не спасла,
падать, вязнуть в горячем густом песке,
не знать ни имени, ни числа,
говорить на древнем,
чужом,
клокочущем языке,

чтобы однажды тебе себя нагадать
по протянутой издалека руке.

06.07.12.
Автор - [livejournal.com profile] tovarish_zhe
boethia: (Default)




Сосны и ели
Не захотели
Осенью сбросить
Яркий наряд.

Сосны и ели
Белой метели
С дедом Морозом
Так говорят:

В шубки и шапки
Лапы и лапки
Спрячем зимою,
Их не найдет

Ветер холодный,
Очень голодный,
Если завоет, -
Стужей убьет.

Дед удивился,
Но согласился.
Что ж, не снимайте,
То не беда.

Ночью волшебной
Принял решенье,-
В шубках гуляйте.
Здесь и всегда.

А как же летом?
Жарко одетым
В шубки и шапки
Будет тогда?

Дед им серьезно:
В зной не морозно!
Будет и в шапках
Вам лепота!

С этого часа
Лес и остался
Вечнозеленым
И молодым.

Летом-зимою
Не раздевался,
И не сдавался
Ветрам седым.

Автор - [livejournal.com profile] aucubagold
Фото не мое, взято отсюда
boethia: (Default)




Сосны и ели
Не захотели
Осенью сбросить
Яркий наряд.

Сосны и ели
Белой метели
С дедом Морозом
Так говорят:

В шубки и шапки
Лапы и лапки
Спрячем зимою,
Их не найдет

Ветер холодный,
Очень голодный,
Если завоет, -
Стужей убьет.

Дед удивился,
Но согласился.
Что ж, не снимайте,
То не беда.

Ночью волшебной
Принял решенье,-
В шубках гуляйте.
Здесь и всегда.

А как же летом?
Жарко одетым
В шубки и шапки
Будет тогда?

Дед им серьезно:
В зной не морозно!
Будет и в шапках
Вам лепота!

С этого часа
Лес и остался
Вечнозеленым
И молодым.

Летом-зимою
Не раздевался,
И не сдавался
Ветрам седым.

Автор - [livejournal.com profile] aucubagold
Фото не мое, взято отсюда
boethia: (Default)
что скрывать, я люблю подводить итоги,
приводить всё к общему знаменателю, сводить к простому числу;
милее прочих мне жанр постскриптума, эпилога,
ценю его как искусство, учусь ему как ремеслу;
мне пора становиться взрослой, честной и строгой,
генетически расположенной к человеческому теплу.

научиться усилием воли перерабатывать смерть в свет,
вставать, в тишине скрипя стулом, не дожидаясь аплодисментов,
и говорить, не захлёбываясь вопросом, не заглядывая в ответ;
осваивать каторжный труд предпочтения, расставляя приоритеты;
знать: то, что ты называешь истиной, перестаёт быть истиной в тот момент,
когда ты начинаешь вслух говорить об этом.

я знаю теперь: ревность и совесть больше всего на свете
похожи на голод – сводят внутренности, не дают уснуть по ночам;
отвага – самая главная и единственная добродетель,
и ни мне, ни тебе, никому не по зубам и  не по плечам;
тому, кто действительно счастлив, не нужен свидетель,
зритель нужен только исповедующему печаль.

глупо относить себя к тем, кого бог целовал в темя,
кого решено беречь от дурных вестей и конечных станций;
люди не делятся на плохих и хороших, на идущих в строю и вышедших из системы,
нет универсального выхода из всех сложившихся ситуаций;
любовь пренебрегает гордыми: все, кем я дорожила, остались с теми,
кто умеет ими взахлёб восхищаться.

я устала говорить об одном и том же из года в год да из текста в текст,
я боюсь разминуться с важным, смертельно боюсь.
пора признать: я несу отнюдь не тяжёлый крест,
я не вправе испытывать боль и грусть.
а в общем и целом я, словно Брест,
умираю, но не сдаюсь.

21.7.1

©   Ксения Желудова   -   [info]tovarish_zhe

Нашла у [livejournal.com profile] ta_which
boethia: (Default)
что скрывать, я люблю подводить итоги,
приводить всё к общему знаменателю, сводить к простому числу;
милее прочих мне жанр постскриптума, эпилога,
ценю его как искусство, учусь ему как ремеслу;
мне пора становиться взрослой, честной и строгой,
генетически расположенной к человеческому теплу.

научиться усилием воли перерабатывать смерть в свет,
вставать, в тишине скрипя стулом, не дожидаясь аплодисментов,
и говорить, не захлёбываясь вопросом, не заглядывая в ответ;
осваивать каторжный труд предпочтения, расставляя приоритеты;
знать: то, что ты называешь истиной, перестаёт быть истиной в тот момент,
когда ты начинаешь вслух говорить об этом.

я знаю теперь: ревность и совесть больше всего на свете
похожи на голод – сводят внутренности, не дают уснуть по ночам;
отвага – самая главная и единственная добродетель,
и ни мне, ни тебе, никому не по зубам и  не по плечам;
тому, кто действительно счастлив, не нужен свидетель,
зритель нужен только исповедующему печаль.

глупо относить себя к тем, кого бог целовал в темя,
кого решено беречь от дурных вестей и конечных станций;
люди не делятся на плохих и хороших, на идущих в строю и вышедших из системы,
нет универсального выхода из всех сложившихся ситуаций;
любовь пренебрегает гордыми: все, кем я дорожила, остались с теми,
кто умеет ими взахлёб восхищаться.

я устала говорить об одном и том же из года в год да из текста в текст,
я боюсь разминуться с важным, смертельно боюсь.
пора признать: я несу отнюдь не тяжёлый крест,
я не вправе испытывать боль и грусть.
а в общем и целом я, словно Брест,
умираю, но не сдаюсь.

21.7.1

©   Ксения Желудова   -   [info]tovarish_zhe

Нашла у [livejournal.com profile] ta_which
boethia: (Default)
Когда в окне осенние картины
Показывают ближе к ноябрю,
Чай в кружке слаще. Ночи половина
Под стук дождя проходит. Я не сплю.
Но дремлет, завернувшись в одеяло
Моя печаль и радость, чуть сопя.
И, в сущности, мне нужно очень мало.
Я жить хочу, часов не торопя,
Чтоб наслаждаться каждою минутой
Которая дается. День за днем.
Тропа с горы уходит очень круто.
Дай руку мне. Небось не упадем.

Автор - [livejournal.com profile] aucubagold
boethia: (Default)
Когда в окне осенние картины
Показывают ближе к ноябрю,
Чай в кружке слаще. Ночи половина
Под стук дождя проходит. Я не сплю.
Но дремлет, завернувшись в одеяло
Моя печаль и радость, чуть сопя.
И, в сущности, мне нужно очень мало.
Я жить хочу, часов не торопя,
Чтоб наслаждаться каждою минутой
Которая дается. День за днем.
Тропа с горы уходит очень круто.
Дай руку мне. Небось не упадем.

Автор - [livejournal.com profile] aucubagold
boethia: (Default)
[livejournal.com profile] aucubagold предложила игру, пишет сонеты на заданную тему. Я попросила про колдунью и кошку, и вот какая прелесть получилась!


У колдунов сто тысяч правил.
И многое запрещено.
Они, как смертные, не вправе
Жить. Так у них заведено,

Что можно в зверя превращаться,
И на метле летать вночи,
И без каких-нибудь причин
Вдруг исчезать и появляться.

У них в друзьях живет сова
Иль кошка, что чернее ночи.
Колдунья может, если хочет
В предметы превращать слова.

А в час, когда мы влюблены,
Мы все немножко колдуны.
boethia: (Default)
[livejournal.com profile] aucubagold предложила игру, пишет сонеты на заданную тему. Я попросила про колдунью и кошку, и вот какая прелесть получилась!


У колдунов сто тысяч правил.
И многое запрещено.
Они, как смертные, не вправе
Жить. Так у них заведено,

Что можно в зверя превращаться,
И на метле летать вночи,
И без каких-нибудь причин
Вдруг исчезать и появляться.

У них в друзьях живет сова
Иль кошка, что чернее ночи.
Колдунья может, если хочет
В предметы превращать слова.

А в час, когда мы влюблены,
Мы все немножко колдуны.
boethia: (Default)
1.
Ваше Высочество, делаю, как мы условились -
В выбранный час поджидаю на небе звезду.
Знаю, что Вы больше года к походу готовились.
Ваше Высочество, верю, надеюсь и жду!

2.
Ваше Высочество, с молью борюсь за приданое,
А вместо лестницы скинуть могу Вам косу.
Наша звезда, отчего-то, сегодня туманная.
Выйду размяться - Дракона чуток попасу.

3.
Ваше Высочество, змей досаждает намёками,
Что Вашей «прыти» причина скрывается в нём.
Тихо лелею мечту увидать, как под окнами
Змея потопчете Вы своим Белым Конём.

4.
Ваше Высочество, змей прямо со смеху катится,
Коли обмолвлюсь про Ваши отвагу и честь.
Моль принялась уже за подвенечное платьице.
Ваше Высочество! Совесть, вообще, у Вас есть?

5.
Ваше Высочество, может быть Вы - безлошадное?
Вашей неявки упорно ищу я предлог.
А у Дракона дыхание вовсе не смрадное.
Он, словно пёс, вечерами ложится у ног…

6.
... он говорит (и я, кажется, верю чудовищу)
В жизни главенствует подлости вечный закон -
Принцы не знают, как правило, цену сокровищу,
Цену сокровищу ведает только Дракон.

7.
…наша звезда потускнела и, будто, качается.
В свете её остаётся дорога пуста.
Только Дракон не даёт мне, вконец уж, отчаяться.
Мудрый и верный, он принцам иным не чета.

8.
Принц, нынче мне целовать Вас по-сестрински хочется.
Благословляю окольные Ваши пути.
Я полюбила Дракона! О, Ваше Высочество,
Чтоб Вам…такое же счастье навек обрести!


Автор: Сестра Риммовна (Ирина Брандукова) http://cecmpacka3ku.narod.ru/cka3ku/8pisem.htm
boethia: (Default)
1.
Ваше Высочество, делаю, как мы условились -
В выбранный час поджидаю на небе звезду.
Знаю, что Вы больше года к походу готовились.
Ваше Высочество, верю, надеюсь и жду!

2.
Ваше Высочество, с молью борюсь за приданое,
А вместо лестницы скинуть могу Вам косу.
Наша звезда, отчего-то, сегодня туманная.
Выйду размяться - Дракона чуток попасу.

3.
Ваше Высочество, змей досаждает намёками,
Что Вашей «прыти» причина скрывается в нём.
Тихо лелею мечту увидать, как под окнами
Змея потопчете Вы своим Белым Конём.

4.
Ваше Высочество, змей прямо со смеху катится,
Коли обмолвлюсь про Ваши отвагу и честь.
Моль принялась уже за подвенечное платьице.
Ваше Высочество! Совесть, вообще, у Вас есть?

5.
Ваше Высочество, может быть Вы - безлошадное?
Вашей неявки упорно ищу я предлог.
А у Дракона дыхание вовсе не смрадное.
Он, словно пёс, вечерами ложится у ног…

6.
... он говорит (и я, кажется, верю чудовищу)
В жизни главенствует подлости вечный закон -
Принцы не знают, как правило, цену сокровищу,
Цену сокровищу ведает только Дракон.

7.
…наша звезда потускнела и, будто, качается.
В свете её остаётся дорога пуста.
Только Дракон не даёт мне, вконец уж, отчаяться.
Мудрый и верный, он принцам иным не чета.

8.
Принц, нынче мне целовать Вас по-сестрински хочется.
Благословляю окольные Ваши пути.
Я полюбила Дракона! О, Ваше Высочество,
Чтоб Вам…такое же счастье навек обрести!


Автор: Сестра Риммовна (Ирина Брандукова) http://cecmpacka3ku.narod.ru/cka3ku/8pisem.htm
boethia: (Default)
die Schicksalkreuzung

А что не допивали - то днём лакали,
ходили, глупо тратили проездной,
смотри, какое утро над облаками
твои глаза наполнит голубизной,

смотри, как солнце плавится жидким мёдом,
щекочет, жарит спину под рюкзаком,
а ты читаешь Канта и Айрис Мёрдок,
и собираешь всех, с кем уже знаком.

А по ночам ты смотришь, как в мути рыхлой
проклёвывается ласковый вздох дневной.
У кошки девять жизней - и кошка дрыхнет,
тебе подобной роскоши не дано.

Автобусы толкаются, входят в штопор,
отдал долги - свободен до четверга.
Ты любишь не того, кто был создан, чтобы,
а тех, кто пока не знает: а нафига?

Часы скрипят десятками коростелей,
твой мир прожорлив, сладок и невесом.
Страшней всего - проснуться в своей постели,
смешней всего - забыть, что такое сон.

Там наверху, резвились, воткнули штепсель,
проводка погорела ко всем чертям,
портвейн дешевле выжаренных бифштексов,
гитарные аккорды важней, чем театр.

Бежишь, забыв про все синяки и ранки,
и куришь, что настреляно, на ходу,
питаясь хлебом, сыром и минералкой,
чтобы не тратить время на ерунду.

И это от восхода и до восхода,
для пересохшей глотки вино - вода,
и алгебра карманных твоих расходов
проста, как ветер, треплющий провода.

Разбрасывай дороги свои, нанизывай,
болтайся в переулках с пустым мешком,
наручный этот стрелочный механизм –
обычный компас с вытертым ремешком.

Не бойся это всё растрепать, растренькать,
и не баюкай прошлое на груди,
любая стрелка – это всего лишь стрелка,
дорожный знак - не хочешь, так обойди.

Не стоит полагать, что удача - агнец,
заведомо назначенный на убой.
Когда-нибудь ты просто получишь адрес
и список тех, кого ты берёшь с собой.

Царапает внутри от лихого звона,
от язычков невидимого огня,
на форуме небесного произвола
какая-то невиданная фигня.

Админ - уснул, ушёл, вероятно запил,
а может, ему попросту не с руки.
Цензура погибает, ход тем внезапен,
не стоит думать, как дальше жить с таким.
Не стоит думать. Точка. Конец строки.

Судьба твоя резвится, меняет ники,
флудит безбожно, и на язык остра.
Её ладони вымазаны в чернике,
её ветровка - в ссадинах от костра.

И знаешь - сколько жизней она заспамила
и под себя подмяла и подгребла
вот этой злой сердечной твоей испариной,
твоей отрыжкой едкой из-под ребра...

Их тысячи - зависимых и ответственных,
неистово боящихся потерять
твои слова, твою золотую ветреность
и обморочную непрожитость бытия.

Пока ты трёшь ладони за грязным столиком,
пока ты гонишь мысли свои взашей,
все те, кто сочиняет твою историю,
сотрут еще немало карандашей.

Они ломают нимбы, пыхтят и корчатся,
а ты даже не пробовал повзрослеть,
и им ещё поплачется, похохочется,
и восхищенно выматерится вслед.
Как ни крути - всегда девятнадцать лет.

Пока они там возятся в голубиных
своих небесных сферах и чертежах –
дай Бог тебе ни с кем не делить любимых
и уходящих за руку не держать.

Дай Бог тебе не видеть ночных кошмаров,
не захлебнуться в логове мёртвых фраз.
У кошки девять жизней - но кошке мало,
а у тебя одна - и тебе как раз.

Дай Бог, чтобы в глазах твоих не мелькало
безвыходное жалкое "Если бы",
дай Бог тебе кроить по своим лекалам
податливое туловище судьбы.

Пиши, как есть, без жалости, без запинки,
не будет, не придумано девяти.
Не даст Господь - так сам разбивай копилку,
раскрыть секреты, по уши в них войти,
Расходовать, что выдано, до крупинки.
Не думая, что может и не хватить.

******

Слишком уж зол ветер, катится мир с откоса,
Маленький и круглый.
Знаешь, я стала ведьмой, я отрастила косы,
Тёмные, как угли.

Ты не иди следом, даже луны лучик
Гибнет в глухой чаще.
Знаешь, я стала ведьмой, это куда лучше,
Чем полоскать чашки.

И не гляди в вечер, с нашими огоньками
Станет любой камнем.
Знаешь, я стала ведьмой с ласковыми руками,
С розовыми щеками.

Я за тебя в ответе? Хватит уже реветь, мы
Взрослые ведь люди...
Знаешь, я стала ведьмой... Знаешь, я стала ведьмой,
Что же теперь будет?..
boethia: (Default)
die Schicksalkreuzung

А что не допивали - то днём лакали,
ходили, глупо тратили проездной,
смотри, какое утро над облаками
твои глаза наполнит голубизной,

смотри, как солнце плавится жидким мёдом,
щекочет, жарит спину под рюкзаком,
а ты читаешь Канта и Айрис Мёрдок,
и собираешь всех, с кем уже знаком.

А по ночам ты смотришь, как в мути рыхлой
проклёвывается ласковый вздох дневной.
У кошки девять жизней - и кошка дрыхнет,
тебе подобной роскоши не дано.

Автобусы толкаются, входят в штопор,
отдал долги - свободен до четверга.
Ты любишь не того, кто был создан, чтобы,
а тех, кто пока не знает: а нафига?

Часы скрипят десятками коростелей,
твой мир прожорлив, сладок и невесом.
Страшней всего - проснуться в своей постели,
смешней всего - забыть, что такое сон.

Там наверху, резвились, воткнули штепсель,
проводка погорела ко всем чертям,
портвейн дешевле выжаренных бифштексов,
гитарные аккорды важней, чем театр.

Бежишь, забыв про все синяки и ранки,
и куришь, что настреляно, на ходу,
питаясь хлебом, сыром и минералкой,
чтобы не тратить время на ерунду.

И это от восхода и до восхода,
для пересохшей глотки вино - вода,
и алгебра карманных твоих расходов
проста, как ветер, треплющий провода.

Разбрасывай дороги свои, нанизывай,
болтайся в переулках с пустым мешком,
наручный этот стрелочный механизм –
обычный компас с вытертым ремешком.

Не бойся это всё растрепать, растренькать,
и не баюкай прошлое на груди,
любая стрелка – это всего лишь стрелка,
дорожный знак - не хочешь, так обойди.

Не стоит полагать, что удача - агнец,
заведомо назначенный на убой.
Когда-нибудь ты просто получишь адрес
и список тех, кого ты берёшь с собой.

Царапает внутри от лихого звона,
от язычков невидимого огня,
на форуме небесного произвола
какая-то невиданная фигня.

Админ - уснул, ушёл, вероятно запил,
а может, ему попросту не с руки.
Цензура погибает, ход тем внезапен,
не стоит думать, как дальше жить с таким.
Не стоит думать. Точка. Конец строки.

Судьба твоя резвится, меняет ники,
флудит безбожно, и на язык остра.
Её ладони вымазаны в чернике,
её ветровка - в ссадинах от костра.

И знаешь - сколько жизней она заспамила
и под себя подмяла и подгребла
вот этой злой сердечной твоей испариной,
твоей отрыжкой едкой из-под ребра...

Их тысячи - зависимых и ответственных,
неистово боящихся потерять
твои слова, твою золотую ветреность
и обморочную непрожитость бытия.

Пока ты трёшь ладони за грязным столиком,
пока ты гонишь мысли свои взашей,
все те, кто сочиняет твою историю,
сотрут еще немало карандашей.

Они ломают нимбы, пыхтят и корчатся,
а ты даже не пробовал повзрослеть,
и им ещё поплачется, похохочется,
и восхищенно выматерится вслед.
Как ни крути - всегда девятнадцать лет.

Пока они там возятся в голубиных
своих небесных сферах и чертежах –
дай Бог тебе ни с кем не делить любимых
и уходящих за руку не держать.

Дай Бог тебе не видеть ночных кошмаров,
не захлебнуться в логове мёртвых фраз.
У кошки девять жизней - но кошке мало,
а у тебя одна - и тебе как раз.

Дай Бог, чтобы в глазах твоих не мелькало
безвыходное жалкое "Если бы",
дай Бог тебе кроить по своим лекалам
податливое туловище судьбы.

Пиши, как есть, без жалости, без запинки,
не будет, не придумано девяти.
Не даст Господь - так сам разбивай копилку,
раскрыть секреты, по уши в них войти,
Расходовать, что выдано, до крупинки.
Не думая, что может и не хватить.

******

Слишком уж зол ветер, катится мир с откоса,
Маленький и круглый.
Знаешь, я стала ведьмой, я отрастила косы,
Тёмные, как угли.

Ты не иди следом, даже луны лучик
Гибнет в глухой чаще.
Знаешь, я стала ведьмой, это куда лучше,
Чем полоскать чашки.

И не гляди в вечер, с нашими огоньками
Станет любой камнем.
Знаешь, я стала ведьмой с ласковыми руками,
С розовыми щеками.

Я за тебя в ответе? Хватит уже реветь, мы
Взрослые ведь люди...
Знаешь, я стала ведьмой... Знаешь, я стала ведьмой,
Что же теперь будет?..

...

3 Nov 2007 19:04
boethia: (Default)
Время уносит пронзительность синих небес,
Мокрые желтые листья, и дождик из тучи,
Все проходяще...но я не хочу чтоб исчез
Ветер в ладони и солнца рассветного лучик.

Время уносит...нельзя задержать...воронье
Каркает над головою все чаще и чаще..
Но для тепла не закроется сердце мое,
И от колючих обид навсегда не порвется на части.

Вдаль не напрасно уносится то, что легко
Может растаять, свой путь без борьбы уступая...
Только любовь, что течет бесконечной рекой,
Время не тронет, ей нет ни начала, ни края...

© [personal profile] aucubagold

...

3 Nov 2007 19:04
boethia: (Default)
Время уносит пронзительность синих небес,
Мокрые желтые листья, и дождик из тучи,
Все проходяще...но я не хочу чтоб исчез
Ветер в ладони и солнца рассветного лучик.

Время уносит...нельзя задержать...воронье
Каркает над головою все чаще и чаще..
Но для тепла не закроется сердце мое,
И от колючих обид навсегда не порвется на части.

Вдаль не напрасно уносится то, что легко
Может растаять, свой путь без борьбы уступая...
Только любовь, что течет бесконечной рекой,
Время не тронет, ей нет ни начала, ни края...

© [personal profile] aucubagold
boethia: (Default)
Не оторвать от сердца...пусть проникнет,
Врастет поглубже, смешиваясь с кровью...
Там пауза меж болью и любовью
Так коротка...быть может только вскрикнуть
Успеешь, но тепло тебя охватит,
Не обожжет, окутает лишь нежно.
Нет, не уйдешь, я не отдам, конечно,
Да и не сможешь. Сил в тебе не хватит,
Чтоб оторваться...этого не будет,
Ведь кровь одна...нет алого на алом!
Сплелось, срослось ...навеки целым стало.

Что Бог связал, да не разрубят люди.

© [personal profile] aucubagold
boethia: (Default)
Не оторвать от сердца...пусть проникнет,
Врастет поглубже, смешиваясь с кровью...
Там пауза меж болью и любовью
Так коротка...быть может только вскрикнуть
Успеешь, но тепло тебя охватит,
Не обожжет, окутает лишь нежно.
Нет, не уйдешь, я не отдам, конечно,
Да и не сможешь. Сил в тебе не хватит,
Чтоб оторваться...этого не будет,
Ведь кровь одна...нет алого на алом!
Сплелось, срослось ...навеки целым стало.

Что Бог связал, да не разрубят люди.

© [personal profile] aucubagold
boethia: (Default)
Мы разбегаемся, по-делам
Земля разбивается пополам
Сотри меня, смотри в меня,
Останься...

Прости меня
За слабость
И за то, что я так странно
И отчаянно люблю

За сожаления на губах
Зависли в неправильных городах
Звонки телефонные, под луной
Границы условные, - я с тобой
boethia: (Default)
Мы разбегаемся, по-делам
Земля разбивается пополам
Сотри меня, смотри в меня,
Останься...

Прости меня
За слабость
И за то, что я так странно
И отчаянно люблю

За сожаления на губах
Зависли в неправильных городах
Звонки телефонные, под луной
Границы условные, - я с тобой

July 2017

S M T W T F S
      1
234 5678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated 25 Jul 2017 10:42
Powered by Dreamwidth Studios